Тонкости перевода

Не идет из головы позавчерашняя премьера "Безымянной звезды" в Коляда-театре. Я уже писал об этом. Но очень уж все не вяжется. Решил, что стоит сформулировать все отдельным текстом. Вдруг кто ошибки в рассуждениях найдет. Сразу оговорюсь, что сейчас я говорю не только о спектакле, а и про пьесу тоже...

Итак, Михай Себастьяну, "Безымянная звезда".

Прежде всего, пьеса на румынском языке. Я нашел в сети два перевода Константиновского и Степновой. Коляда, очевидно, использовал перевод Константиновского, именно в нем фигурирует звезда "Алгол". У Степновой правильно - "Алькор", но у нее другие ляпы. Например, созвездие "Дракон" она переводит как "Скорпион", а потом для пояснения называет его же "Змеей". Астроном Марин так говорить просто не может - во-первых, Змея и Скорпион - это разные созвездия, а, во-вторых, ни в одном из них не выделяется группа звезд "голова". А "Голова Дракона" - вполне конкретные четыре неяркие звезды (это существенно, что неяркие, я к этому еще вернусь). Но самым важным мне кажется другое разночтение.

Перевод Степновой:
УЧИТЕЛЬ: Даже у него. Одно время я думал, что у Гершеля - но нет. У Гершеля там двойная звезда. Совсем другое. Только у него, единственного, она может быть, только у Ван Мерша.

То же место у Константиновского:
Учитель. Да. Одно время я думал, что у Гершеля, но оказалось, что нет. У Гершеля была двойная звезда — это совсем другое. Единственный, у кого она могла бы оказаться, — это он.

Так "может быть" или "могла быть"? Я совершенно четко помню этот момент на спектакле в Коляда-театре, актер сказал по Константиновскому, "могла быть". Это не мелочь! Это суть роли! "Могла быть" - это значит, что ее там все-таки не оказалось! Это значит, что все, что интересует его в книге, он уже нашел!

Давайте-ка аккуратненько посмотрим, что происходит в течении пьесы с Марином. Рассуждаем в предположении, что к моменту цитируемого диалога с Моной он действительно знает, что в каталоге Ван Мерша его звезды нет.

Итак, он приходит на вокзал. "Учителю тридцать—тридцать два года. Он одет опрятно, со вкусом, но скромно." - говорит перевод Константиновского, и перевод Степновой с этим согласен. Так что ширинку ему все-таки стоило бы застегнуть... И вообще, по местным меркам при таких характеристиках он - завидная партия. B для девочки-школьницы и для мадемуазель Куку. Сам он, конечно, об этом догадывается, он математик, так что в людях разбирается хорошо. Помните, как он немного попозже четко будет раскрывать маленькие хитрости Моны? "Вы ничего не слышали? Никакого мышонка, не так ли? Тогда что с вами? Что вы хотите?" Но сейчас ему не до людей. У него есть дело жизни, и сегодня ему должны доставить последний каталог, который еще может отобрать у него звание первооткрывателя! Впрочем, когда события накаляются (сцена ученицы и Куку), он вполне адекватен... и при этом понятно, на чьей стороне.

Но вот появляется книга и он начинает жадно искать в каталоге свою звезду... На это уходит время. Поначалу он отмахивается от всех. Но позже в какой-то момент он принимает участие в разборках с незнакомкой, после этого он никакую книгу не читает до того самого момента, пока не говорит в прошедшем времени про возможность найти звезду у Ван Мерша. Следовательно, где-то между получением книги и его встреванием в скандал с Моной у него произошло главное событие в жизни!!! Где именно? Это на усмотрение режиссера, я вижу несколько вариантов. Но это факт - за незнакомку вступается совершенно счастливый человек, только что получивший подтверждение своего величия!

Это самое главное - на протяжении почти всей пьесы он счастлив! И тогда есть, что играть Моне. Она ведь это видит. "Меня к чему-то принуждают в этой темной дыре... Мне и так плохо, мне скучно, мне все опротивело... Счастья нет... Как нет? А вот у этого молодого человека есть!" О, Мона заинтересована. Тогда оправдано, почему она соглашается идти за ним. Наверное, где-то есть и подозрения, что счастье этого учителя связано с появлением самой Моны. "Ха-ха, поклонничек... Но нет, он уже вообще собирается уходить. Уйдет, так и не раскрыв причину своего счастья? А для чего же я тут осталась на ночь?! Как бы его задержать? Ах, да, мышонок!"

"Ну что ты все про звезды, да про звезды. Ну давай, посмотрим на твои звезды... Ох!"

Вот этот момент нужно сыграть обязательно. Вы когда-нибудь были у моря? А южное небо над черной водой видели?

Репетируя эту сцену, нельзя халтурить. Все нужно сделать по-настоящему. Выйти на улицу и посмотреть на звездное небо... А потом выехать за город, далеко. Ночью, час ночи - лучшее время. В такое место, где нет никаких фонарей, даже одиночных. Не курить, погасить фары, постоять минуты три в абсолютной темноте. А потом еще раз посмотреть на небо... И запомнить свое состояние!

Мона никогда не видела таких звезд. Только чахлое городское небо, на котором еле-еле проявляются самые яркие звездочки. Голова Дракона в городе не видна!!! Слишком неяркие звезды, забиваемые уличными фонарями. В провинциальном городишке в темноте в южной стране Румынии летом звезд на небе во много раз больше, чем в большом городе! Проверьте это, прежде чем браться за пьесу, обязательно проверьте. И тогда вам будет понятен восторг Моны. "(В экстазе.) Какая прелесть! (После паузы.) Какие яркие звезды! Яркие, белые... "

И тогда есть, что играть Марину. Он ведь одинок. Он одинок в своей любви к звездам, ни глупые ученицы, ни "умудренные" горожане его не понимают. А тут наконец-то появился человек, который что-то понял! Конечно, этот восторг мимолетный, но сейчас обмануть Марина не трудно, он сам обманываться рад. Не помню, кто сказал, но любовь - это не тогда, когда смотрят друг на друга, любовь - это когда смотрят в одну сторону. Вот описание сцены у окна!!!

А девочка утром увидит Мону, и решит, что все дело в красивом платье. И навсегда станет приверженкой гламурного взгляда на жизнь, будет уверена, что для успеха в любви важен внешний вид. Трагическая сцена-то...

Суммируем. Мона влюбилась в Марина, потому, что он счастлив, а счастье притягательно. Марин влюбился в Мону за ее минутный восторг перед звездным небом. Все сходится, по-моему. Нет?

Это мы рассмотрели случай, когда звезда Марина "могла быть" в каталоге, но ее там нет. Если же все-таки к моменту диалога еще неясно, есть звезда в каталоге, то рассуждения должны быть какие-то другие. Кстати, в этом случае более логичным оказывается финал. Мона уехала, но Марину есть чем заняться - ему нужно поработать, у него есть недопросмотренный каталог. Мне такой финал не нравится, но кому-то может и подойдет. Другое дело, что при таком варианте прочтения нужно все-таки оправдывать, почему Мона полюбила Марина, и, самое главное, за что Марин полюбил Мону. Самый пошлый вариант - за то, что Мона красавица. Опять же, сказка для гламурных девочек получается... Увы, но в обсуждаемой постановке это, похоже, именно так. А не хотелось бы, чтобы меня, зрителя, воспринимали как ту гимназистку.

Извините за длинный текст. Спасибо тем, кто нашел в себе силы дочитать до этого места :-) Соглашаться с этим не обязательно... Спектакль по этой пьесе может быть про что угодно, каждый режиссер решит сам. Мне кажется, что проблема вспышки сверхновой влюбленности достойна театральной постановки. Возможно, Вас тревожат другие проблемы... Кстати, и меня тоже. Сам бы я ни за что не стал перечитывать пьесу, но Коляда-театр заставил - спасибо им за это. Сходите, посмотрите спектакль, возможно Вы увидите что-то другое. И еще, я не сказал им самого главного: с премьерой!

Оригинал: http://fdo-eq.livejournal.com/218152.html
Спектакль: Безымянная звезда